Главная Писатели-уроженцы Кунгура Макаров Александр Дмитриевич (Макаров-Век)


Макаров Александр Дмитриевич (Макаров-Век)

Индекс материала
Макаров Александр Дмитриевич (Макаров-Век)
Угощение
Доклад с Международного семинара
Все страницы

Макаров Александр Дмитриевич (Макаров-Век) родился 22 октября 1961 года в Кунгуре. В 1972 году семья переехала в г. Набережные Челны. В этом же году Александр стал членом городского литературного объединения «Орфей», где собирались молодые поэты КамАЗа. Строки из стихов писались на транспарантах и вывешивались в пролетах строившихся зданий, или печатались на листках и клеились на стенах. Среди этих листков были и стихи Александра. В 10 классе дебютировал на Казанском телевидении со стихотворением : «Я сын Уральской стороны, я внук великого Бажова…». Окончил Елабужский пед.институт, работал учителем русского языка и литературы. Был актером и зав.литом молодежного театра «Ника». В 1990 поступил в литературный институт им. Горького, на отделение «Поэзии». По окончанию многие годы работал в РГБ старшим научным сотрудником (бывшая библиотека имени Ленина). Затем был приглашен в Московский детский камерный театр кукол (МДКТК) в качестве заведующего литературной частью. В настоящее время занимается только литературной работой.
Член СП РФ, СП Москвы. Лауреат литературных премий имени « Валентина Катаева» и « Бориса Полевого».

Александр Макаров-Век автор трех поэтических книг: «Подарок ювелиру» (Воронеж 1995г.), «Челн» (Самара 2004г.), «Тихая муза» (СП России 2006г.) Так же стихи автора публиковались в журналах «Юность», «Новый мир», «Провинциальный альманах», во многих коллективных сборниках стихов. А так же в Болгарии, Латвии, Северной Корее. Три пьесы автора поставлены и входят в постоянный репертуар МДКТК: «Дикий гусь Ишка», «Живая душа», «Притча о деревянном сыне…». Спектакль по пьесе «Живая душа» был участником Пятого международного фестиваля театров кукол им. С.В. Образцова. Более подробную информацию Вы сможете найти на сайте  http://makarov-vek.ru/review.html, Интервью корреспондента газеты "Искра" В. Одегова читайте на сайте http://iskra-kungur.ru/onelane/1869-urozhenec-kungura-poyet-i-dramaturg-makarovvek-potryasti-samogo-sebya.html

А мы предлагаем несколько стихотворений,  рассказ "Угощение", и  доклад  "Краткие заметки о художественном своеобразии языка Л.Н.Толстого"


А в саду, как змеиная кожа, с деревьев спадает кора,
и они, извиваясь, узлами на решетку чугунную,
в кольца сплетая тела, опускают стволы
и шуршат, и шипят до утра.

Я не знаю, что это такое и как объяснить
их шипенье
и шелест,
и шорох,
и шепот за дверью...
Может, это от шума в крови и восходит к поверью...
Может, ночью нам как-то не так полагается жить...

Если можешь - сильнее прижмись!
В суете
этой жизни хоть ночью не стать круговертью…
Чтоб не видеть, как наши змеятся тела в темноте, -
если даже любовь ночью дышит страданьем и смертью.


Эх, тулуп ты мой пригожий,
с дедова плеча, -
тертобокий,
дырокожий,
желтый, как свеча!
Эх, тулуп ты мой расшитый
нитью золотой…
Недотрога,
не маши ты
белою фатой!
Не проси меня жениться -
мол, все холостой…
Лучше да еще влюбиться,
загулять с тобой!
Не проси, моя зазноба -
брось тулуп в сарай…
На печи мы нынче оба -
под него, как в рай!
Он нашепчет,
он согреет
зябкую тебя!
Обними меня скорее,
поцелуй, любя!
Он такого напророчит
на сто зим вперед…
Он любую заморочит
и растопит лед!
Не проси, моя касатка -
мол, снеси в чулан…
Как с тобой нам будет сладко,
скинь-ка сарафан!
Эх, тулуп ты мой пригожий,
с дедова плеча -
тертобокий,
дырокожий,
желтый, как свеча!
Эх, тулуп ты мой расшитый
нитью золотой…
Разгулена,
не маши ты
белою фатой!
Не проси, моя веснуля -
мол, снеси в амбар...
До утра уж не засну я,
Ставь-ка самовар!


Самовар

На лапах
выгнутых и медных,
бока тяжелые раздув,
дышащий жаром сил
несметных,
стоит он,
запрокинув клюв!

И жарко блещет медал́ями ,
украсившими оспой лоб.
И дышит
конскими ноздрями.
И красным углем полон зоб.

Индюк индийский,
тульской медью
обмытый с головы до пят,
и гребень -
пряником и снедью, -
завернутый
в цветной халат!


Русский огород.

Ленивые клубки под медленной лопатой
в осеннем перегное
земляных червей,
похожих более на мельхиорово-багровые бутоны
покрытых первым снегом поздних роз,
случайно потревожу в огороде...
Зачем они мне, я не рыболов -
любитель матово-лоснящихся червей,
поплевывая на руки, насаживать на остриё крючка…
Я просто вышел куст последний вырыть -
чтоб на окне моём он цвёл напоминанием любви!
Как говорил поэт - всё движется любовью...
и на земле,
и над землёй,
и в перегное!
Вот так и я,
угрюмый сердцелов,
клубки ленивые увидев под лопатой.
вдруг вспомнил Илиаду -
как бойцы,
сверкая опереньем медных тел,
сплелись,
гонимые любовью,
в жаркой сече,
и самый мощный - Гектор,
в земле по пояс,
бронзовый отлив
на мускулистых членах обнажая
под яркими доспехами Патрокла,
врагов разит,
свиваясь в рукопашный,
и гибнет,
Ахиллесом побежденный,
под обоюдоострой медью...
как толстый червь,
разрезанный лопатой
на русском огороде
в эту пору.


Кулацкими обрезами
стреляют ноздри в даль.
Как бритвою надрезанный
раскосых глаз миндаль!
Храпя, и дикой злобою
до боли сердце сжав,
звериною утробою
выказывает нрав!
Боками водит сытыми
и пену льёт губой!
И медными, отлитыми -
хохочет под дугой!
Да гриву так, что в пору бы
отмерить полотна,
полощет в снежной проруби
и достаёт до дна!
И ослепясь, нечаянно,
сквозь толщу чуя брод,
вдруг выскочит отчаянно
на голубиный лёд!
А лёд - стекло звенящее -
прогнётся и - пойдёт!
Сквозь трещины дымящее
дыханье потечет!
На перегон, с гигиканьем,
под коркой ледяной,
такую ж тройку дикую
погонит водяной!
Сам Ерлызей Невмочьевич -
подводный властелин,
весь в пузырях клокочущих
задышит из глубин...
И струи в бляхах кованых
сойдутся на груди!
И страхом зачарованы
в санях! И впереди -
не край ли света светится
в глубинах – Леденец…
И судорожно мечется
валдайский бубенец!


Гори, моя лампадочка, гори…
Мне Храм везде, а больше – на кладбище,
где светит верба, где синица свищет…
Где смерти нет,
а воскрешений – тыщи!
Где сам пророк, 
улыбчивый и нищий,
кресты обходит, словно алтари…
И ставит, ставит свечи до зари!
Гори, моя лампадочка,
гори!
Я жив и нищ. И говорю покуда –
где прах и тлен – движенье ниоткуда.
Свет неземной мостом встал над оврагом,
могилы, словно почки, вздулись влагой,
зерно в земле наполнилось отвагой,
по мерзлым сучьям сок струится брагой…
Жизнь, как причастье, задержу во рту,
не выплюну, не проглочу поспешно,
пусть тает вкус, но благодати – тесно!
Весна хлопочет на сквозном ветру…
Жизнь, как причастье, задержу во рту.
…где светит верба, где синица свищет,
где смерти нет,
а воскрешений – тыщи!
Где сам пророк,
улыбчивый и нищий,
кресты обходит, словно алтари…
И ставит, ставит свечи до зари!
Гори, моя лампадочка,
гори!

Информацию предоставил А.Макаров-Век



 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика