Главная Поэзия Хамков Василий Владимирович - В ЛУДОНИ


Хамков Василий Владимирович - В ЛУДОНИ

Индекс материала
Хамков Василий Владимирович
МЫ ВНУКИ ПОБЕДНЫХ САЛЮТОВ
КНИГА НАШЕЙ ПАМЯТИ
ПО ТРОПАМ МИНУВШИХ СРАЖЕНИЙ
РУССКИЕ
ВОИНЫ РУСИ – КУНГУРЯКИ
НАД ПОЛОТОЙ
В ЛУДОНИ
УХОДИЛ ТОВАРИЩ НА ВОЙНУ
ИСТОРИИ БЛИСТАТЕЛЬНЫЕ СТРОКИ
В ПЕТРОДВОРЦЕ
НА ВОДАХ ФИНСКОГО ЗАЛИВА
Все страницы

 

 

 

 

 

 

 

В ЛУДОНИ

В Лудони

Здесь сосны росли вековые,
Но в наши, злосчастные дни,
Где были леса строевые,
Остались коряги и пни.

К селу подступают болота
И тонут дороги в грязи.
Лихих лесорубов работа –
Бедой обернуться грозит.

Уходит кругляк за границу.
Лес рубится – щепки летят.
А, что на делянках творится,
Об этом деревья молчат.


Лудони

Снегами укрылась Лудони.
И водят дома хоровод:
Хватают меня за ладони
В свой круг приглашая вперед:

Вставай же скорей, попляши ты
И с нами сойдись в кураже.
Не лыком единым мы шиты,
На псковском живя рубеже.

Твой дядя пахал эти земли,
Живут здесь его сыновья,
Иди же на танец, не медли,
Ведь это деревня – твоя.

Капкан

Однажды охотник и лайка
Пошли по капканы, силки.
Хозяин сказал ей: «Ступай-ка,
Побегай в лесу, у реки».

И в дело та ринулась рьяно,
Да взвыла, как будто Тарзан:
Свои проверяя капканы,
В чужой угодила капкан.

Хозяин остался без лайки.
Нам выводы делать самим:
Живите, друзья, без утайки,
Не ставьте капканы другим.


Агроном /Моему дяде Панехину Александру Васильевичу посвящается/

Каждой травинки название знает,
Каждой былинки сословие.
Что из чего и когда вырастает,
Скажет без предисловия.

Он агроном. По призванью. По духу.
Вся его жизнь – на селе.
Даже в безвременье, даже в разруху
Верен остался земле.

«Ну и чудак,» – кто-то скажет с улыбкой.
Кто-то плечами пожмет:
«В этой болотистой почве и зыбкой
Вовсе ничто не растет».

Он не чудак. Он философ. Нам в души
Истины сеет зерно,
Чтобы дало, равнодушье разрушив,
Добрые всходы оно.


Голос

Далекий голос в Новый год
Дошел по телефону.
И пересох мгновенно рот,
Прижавшись к микрофону.

«Алло, привет! Узнал меня?» -
Знакомое, родное,
Как будто это мать моя
Беседует со мною.

И тот же тембр, и тот же смех,
И тех же слов привет,
Из светлых дней, из дальних тех,
Вот только мамы нет…

Кольнуло сердце. Отошло –
Так то ж от дяди весть:
«Узнал, узнал тебя. Алло,
Спасибо, что ты есть!».


Лесная книга

Зимний лес, как раскрытая книга
В ней свои на снегах письмена.
И герои свои, и интрига,
И развязка, конечно, своя.

Вот две строчки равны, как линейка:
Это заяц рванул по прямой,
А за ними прерывистой змейкой
След лисица впечатала свой.

Вот пунктиром прочерчены строки –
То кабанья тропа пролегла.
Рядом с нею голодные волки,
Их дорога остра, как игла.

Чуть подальше пушистая белка
От хвоста отпечатала след
И куница когтистою стрелкой
На снегу написала: «Привет!»

Тут же сойки разбросаны перья
И лосенок под елью прилег.
Эти строки ясны, без сомненья,
Остальные прочесть – я не смог.


Погранотряд

Они фашистов задержав на сутки,
Все, как один в родной земле лежат.
Свой пост не оставляя ни минутки
За ними ведь, как прежде – Ленинград.

Бойцы стояли насмерть в обороне
И полегли, не отступив назад.
Их чтят и помнят жители Лудони.
И верится – их помнит Ленинград.

Он отходил к Лудони от границы,
Не сломленный в боях погранотряд
Здесь было суждено остановиться.
Ведь дальше Луга, дальше – Ленинград.


На автодороге Луга – Псков

Автобус асфальт подминая,
По Псковскому мчится шоссе,
На сердце рубцы оставляя,
В кровавой от мук полосе.

И жгучим морозом по коже,
Отбросив забвения тень,
Мне грудь разрывают, о боже,
Остатки родных деревень.

Пропитых, забытых, забитых,
Раздавленных, нищих, глухих,
Чумазых, заросших, немытых –
Что станет с Россией без них?


Тезка

Такой, как все: не лучше и не хуже,
Рос сорванцом на батькиных хлебах.
Жил, не тужил. Да и сейчас не тужит,
С задорною улыбкой на губах.

И баб любил. И водку пил бывало.
И бедокурил. Но при всем, при том,
Он жизнь свою решил начать сначала,
Упорствуя в решении своем.

Он бросил пить. Он стал опорой в доме.
Себя осталось в деле проявить:
У всех есть шанс – хватило б только воли
Весь негатив в судьбе переломить.


В местечке Бысть /быть/

Мчалась трактом с вензелем карета,
Но сломалась ость у колеса,
А в округе, как назло, при этом
Лишь одни дремучие леса.

В той карете ехала царица.
И повсюду разослав гонцов,
Не могла на чудо надивиться,
Что вблизи не видно кузнецов.

В гневе повелела высочайшем:
«Лес на этом месте изрубить.
Кузнецов набрать в селе ближайшем.
Ставить кузню. Так тому и быть!»

Новоселье

На трассе псковско-питерской,
С упорством в лес вросло
И с выдержкою рыцарской,
Раскинулось село.

Начальством позабытое
Уже давным-давно
Стоит, как в землю влитое,
Не вымерло оно.

Сражается с невзгодами
Немало лет и зим.
Своими огородами,
Да промыслом своим.

И на поля колхозные
Выходит по весне.
И даже в дни морозные
Все думы о зерне.

Село с бедой не мирится
Я верю – час придет:
Оно еще расширится
И новью прирастет.




 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика

алмазные круги для заточки инструмента купить;реагенты для промывки теплообменников