Главная Поэзия Хамков Василий Владимирович - РУССКИЕ


Хамков Василий Владимирович - РУССКИЕ

Индекс материала
Хамков Василий Владимирович
МЫ ВНУКИ ПОБЕДНЫХ САЛЮТОВ
КНИГА НАШЕЙ ПАМЯТИ
ПО ТРОПАМ МИНУВШИХ СРАЖЕНИЙ
РУССКИЕ
ВОИНЫ РУСИ – КУНГУРЯКИ
НАД ПОЛОТОЙ
В ЛУДОНИ
УХОДИЛ ТОВАРИЩ НА ВОЙНУ
ИСТОРИИ БЛИСТАТЕЛЬНЫЕ СТРОКИ
В ПЕТРОДВОРЦЕ
НА ВОДАХ ФИНСКОГО ЗАЛИВА
Все страницы

 

 

 

 

 

 

 

 

РУССКИЕ

 

Русские (К признанию Россией независимости Южной Осетии и Абхазии)

Мы не хитрый, слащавый Восток
И не Запад цинично - надменный,
Что кичливо кричит: «С нами бог»!
Бог не с ними. Он в нас – несомненно.

И с Востока и с Запада к нам
Вечно шли ненасытные орды.
Но давали отпор мы врагам
И спасали другие народы.

От резни и от рабских оков.
Их, как братьев к себе принимали.
Геноцид, холокост – этих слов
Никогда на Руси не слыхали.

Не вели мы этнических войн
И мечом никого не крестили,
Вер иных не топтали знамен,
Да и жизни других не учили.

От того – тот турок, тот чех,
Тот француз – индивид, хоть месье.
Он лишь «кто» – иноземец - для всех,
Мы ж «какие» - мы русские все!


Нет великих и малых народов

Нет великих и малых народов,
Каждый чем-то особым велик.
Так заложено мудрой природой –
Мир людей на земле многолик.

Многосложен и многообразен,
Но различьем народов един.
И слабеет во всяком он разе,
Если слабнет хотя бы один.

Если ж чей -то, в пучине столетий,
Навсегда обрывается след,
Все народы за это в ответе -
Никому оправдания нет.


08.08.08

/К годовщине агрессии Грузии
против народа Южной Осетии/

Когда в Цхинвале вздыбилась земля,
На мирный город падали ракеты,
Весь мир следил, дыханье затая,
Кто призовет преступников к ответу.

ООН молчало. Спал Евросоюз,
Америка открыто ликовала.
Взяла Россия этот тяжкий груз,
Агрессору сломив стальное жало.

Быть по другому просто не могло.
И в чем бы нас при том не обвиняли,
Не пожалев эпитетов и слов,
Мы лишь людей от варваров спасали.


Орел и сокол /К грузино-осетинскому конфликту/

Орел над горами летая,
В раздолье небесных высот,
От края до дальнего края
Добычу свою стережет.

Ее беспощадно, жестоко
Он клювом терзает своим.
И, что ему маленький сокол,
В долине живущий под ним.

Себя властелином считает
Орел – ведь сильней во сто крат,
Но он лишь в горах обитает,
А соколы – всюду парят.


Судьбой суждено

У фашизма обличье одно,
Чьи бы шкуры то зло не носило:
Все, по-волчьи оскалясь, оно
Давит всех, кто слабее, всей силой.

Старцев, женщин и малых детей
Разрушает чужие святыни.
И во имя кровавых идей,
За собой оставляет пустыни.

Нам же, русским, судьбой суждено
С этой дьвольской силой сражаться.
Слабым – братьями быть нам дано,
Чтобы сильными с ними остаться.


Я твой навеки, русская земля

Я твой на веки, русская земля.
И даже, если мы с тобою в ссоре,
Ты можешь положиться на меня,
В беде и в муках, в радости, и в горе.

Я весь с тобой. Мне без тебя не жить.
И в этом нет в душе моей сомненья.
Тебе готов по-прежнему служить
До самого последнего мгновенья.

Ведь я же русский. Мне твоя судьба
Куда важней моих переживаний.
Лишь только об одном молю тебя:
Не дай сынам сойтись на поле брани.


Недругам России

Окруженная «друзьями»,
Выдержку храня,
Занесенная снегами,
Спит страна моя.

Заметенная метелью,
Вьюгою, пургой,
Как младенец в колыбели:
Нежный и нагой.

Спит она. А им неймется,
Рвутся укусить.
Спит пока. Но коль проснется…
Лучше – не будить!


Мне верится

Мне верится: с небесной высоты
За нас, как прежде, радовались предки,
Когда на танки сыпались цветы,
Что девушки в солдат бросали метко.

За этот миг прозренья стоит жить,
И в бой идти, и яростно сражаться,
Спасать людей и им заслоном быть,
Не оккупантом – другом оставаться.

Осетия, Абхазия, Кавказ –
Молились вновь на русского солдата,
Которым управляет не приказ,
А честь и сердце воина и брата.


Вопрос

Впервые, может быть, за много лет
Мы нашу общность снова ощутили,
Когда Цхинвал проснулся от ракет,
Которыми стрелял Саакашвили.

И кровь текла – не только там, в горах,
А вся Россия кровью истекала.
Мы познавали вновь: кто друг, кто – враг,
Космополитов сбросив покрывало.

Война – беда. Хоть правая война
Нам принесла, бесспорно, дивиденты,
Но прозревая, спросим ли, сполна:
«Где ж были раньше наши президенты?»


Предатели (К принятию ОБСЕ резолюции о равной виновности в развязывании Второй Мировой войны Фашистской Германии и Советского Союза)

Вновь озверевшая Европа,
Забыв фашистскую чуму,
Нас ставит, языком Эзопа,
На доску с Гитлером одну.

Потомкам Геббельса неймется,
Засевшим там, в ОБСЕ,
И снова мир на части рвется,
Истосковавшись по войне.

Мы если в чем – то и виновны,
Лишь только в том, что у Арденн,
Не дали Западу, бесспорно,
Фашистским ордам сдаться в плен.

Ценою многих сотен тысяч,
В Европе павших сыновей.
Она себя готова высечь,
За то, что духом мы сильней.


Рею Бредбери /Ответ на интервью «Российской газете» от 06.07.2007 года/

Вино из одуванчиков пьют в Штатах.
Мы пьем вино из утренней росы.
Россия наша росами богата –
Таков удел всей средней полосы.

Ведь в этих росах многих поколений
Соленый пот и горькая слеза.
И кровь из ран. И все же, без сомнений,
Они светлы, как русича глаза.

Не даром ведь и мы зовемся – Россы.
И нам на Марсе хочется побыть,
Но лишь за тем, чтоб, Вам, америкосы,
Не дать его индейцев истребить.


Взывает Русь

За что ты, рок нам не даешь покоя,
Веками истребляя россиян?
Мы на своей земле уже изгои,
Над нею вновь свистит чужой аркан.

Нам бросила судьба жестокий вызов,
Как прадедам, как дедам и отцам.
Мы движемся по хрупкому карнизу,
Чуть в сторону – и падать без конца.


Ликует Зло, оскалив хищно зубы:
Конец Руси!
Конец!
Конец!
Конец!
Неужто нам земля своя не люба,
Неужто нет уж доблестных сердец?

Неужто устрашились мы без драки
Врагов, которых, как всегда, не счесть.
На нас идут психической атакой
Разврат и пошлость,
Злоба,
Жадность,
Лесть.
Идут открыто, беспардонно нагло,
Идут, как в сорок первом, - напролом.
Кто остановит натиск хищных англов?
Кто защитит сегодня Отчий дом?


По проселкам родным, по дорогам

По проселкам родным, по дорогам
Моя грешная бродит душа.
Помолча над отцовским порогом,
Она к лесу бредет, не спеша.

Здесь с отцом собирали когда-то
Мы грибы среди светлых берез,
Мох тягали в болотах для хаты,
Изучали цветы в сенокос.

«Видишь – пуговка синяя, видишь?» -
Называл их так только отец.
«Ну, а книговки пение слышишь? –
Как биение наших сердец».

Да я слышу, сквозь горечь полыни,
Слышу голос отцовский вдали.
И томится душа, как в пустыне,
И клубится дорога в пыли.


Нельзя Россию не любить

Тихо в доме. Я один на даче.
Только птицы тренькают в саду.
Бойко, звонко – стало быть к удаче,
Ну, а может, все же на беду.

Кто их разберет, пичужек этих,
Разве ж может только небеса,
Да паук, что в окнах ставит сети,
Понимают птичьи голоса.

Так их сладко пенье и тревожно,
Этот хор ни чем не заглушить.
Жить в России, знаю, очень сложно,
Но нельзя Россию не любить.


Не забывайте удивляться

Не надо люди, поддаваться
Рутине будней. Всякий раз
Не забывайте удивляться
Тому, что окружает нас.

Ростку, пробившемуся в поле.
И капле утренней росы.
Снежинкам и кристаллам соли,
Тому, как тикают часы.

Как звонко тенькает кузнечик,
Как громко громыхает гром,
И всем оттенкам русской речи – Всему, что родиной зовем.


Кунгуряки

Кунгур, изогнувшись подковой,
Дугою свой выпятил бок.
К горам он прижался сурово,
Ирени стянув поясок.

Живут в нем славяне, зыряне,
Татары, башкиры и чудь.
Дивятся в Москве россияне,
Что мы не враждуем ни чуть.

Что мы не рядимся в их тогу.
И нет между нами борьбы:
Урал - на Руси, слава богу,
Мы - русские – волей судьбы.


Лишь только в России

Лишь только в России зимою
Под солнцем не тают снега,
Но сердца волной золотою
Штурмуют они берега.

Ведь их породило светило,
Ведь их закаляет мороз.
И эта великая сила
Глаза ослепляет до слез.

Но мы не в обиде. Те слезы
Восторженным чувством полны,
Как юности первые грезы,
Как счастья грядущего сны.


Льдина

Мне в сердце ударила льдина
Промозглой, осенней порой.
Порвала на две половины
Истыкав, как – будто иглой.

И рана моя кровоточит,
Ее зажимая рукой,
Я каплями многоточий
Иду, как звериной тропой.

А рядом алеют рябины.
И строчка бежит за строкой.
Мне горько до боли за сына,
Больней лишь – уйти на покой.


Символ красоты

Природа русская – вот символ красоты:
Без роскоши, излишеств и обмана,
И без кокетства все ее черты
И в том природа наша постоянна.

Она всегда, во всем, любой порой
Слегка строга, но трепетна при этом,
Своею вдохновляя красотой
Романтиков, мечтателей, поэтов.

Она творец: в ней каждая строка
В звучании своем неповторима.
Мы, русские – до той поры, пока
Живем в единстве с ней неразделимо.


В последних отблесках заката

В последних отблесках заката
Есть неразгаданная грусть.
Печалью светлою объята,
Она спускается на Русь.

И мы, любуясь этим светом,
Грустим о прошлом, о былом,
А с первым проблеском рассвета
Живем и мыслим новым днем.

И между ними словно тропки
На небе остается след:
Последний луч заката робкий,
Но без него рассвета – нет.


 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика

учеба предрейсовые