Главная Поэзия Липатов Феофан Николаевич


Липатов Феофан Николаевич

Феофан Николаевич Липатов

Липатов Феофан Николаевич

Что тебе спою ещё, Россия,
Как восторг свой выразить смогу.
На любви к тебе детей растил я,
Ту любовь для внуков берегу.

Представляем вам небольшую подборку стихов Феофана Николаевича Липатова, собранную из стихов на его сайте.

Полностью  скачать  эту подборку стихов вы можете у нас на сайте по этой ссылке. (размер архива 40 кб)

Творчество Феофана Липатова очень многогранно и стихов у него великое множество. Мы предлагаем вам посетить его сайт “Несгибаемый Феофан”, а также много стихов Феофан лично выкладывает на своем блоге.

Полезные ссылки:

Сайт Феофана Липатова

Блог Феофана Липатова

Юморески Феофана Липатова

13 мая 2010 года Феофан Липатов стал участником телевезионной программы “Злата баба” Посмотреть видео!

 

* * *

Душа России, мать-деревня,
Всегда была на высоте.
И со своим укладом древним
Жила в великой чистоте.
Храня обычаи народа,
Его достоинство и честь,
Ты выживала год от года,
В тебе и нынче совесть есть.
Тебя палили и топтали
Порой непрошеные гости,
Но только снова прорастали
Твои бессмертные колосья.
Ты как красавица глядишься
Всегда с пригорка у реки.
Всегда вкусна твоя водица
И говорливы родники.
Тебя и ныне нет красивей,
Ты выживаешь чуть дыша,
И потому больна Россия -
Что так больна её душа.
Мы целый век с той болью дремлем,
В полколос жнём, в полплуга пашем.
Верните крепкую деревню,
И оживёт Отчизна наша.

Мое усталое село
В снегах упрятано, от глаз укрыто,
До неприятного бело,
Лежит, как кем-то позабыто,
Мое усталое село.
Его трепало и штормило,
Роняло голым пузом в грязь…
Теперь вот просто позабыло
Лихое время, с ним и власть.
А ты, вытягивая жилы
И натирая руки в кровь,
Не признаешь своей могилы,
Пытаешься подняться вновь.
Тебя не раз ещё уронят,
Ломая ноги и хребёт,
Живым безжалостно схоронят,
Никто могилы не найдёт.

Россия
Что тебе спою ещё, Россия,
Как восторг свой выразить смогу.
На любви к тебе детей растил я,
Ту любовь для внуков берегу.
В чём твоя несказанная сила,
Почему ты нам так дорога?
Даже если в горе голосила,
Плачь был этот страшен для врага.
Боль твоя не вырвется наружу,
Стерпишь всё, и будешь вновь цвести.
Слово тебе дам и не нарушу –
До скончания рядышком идти.
Пусть тебе ни с кем не по дороге,
Мы свою, единую найдём.
И пока шагают наши ноги,
По любым ухабам побредём.
Видел я, как плачут ветераны,
Но страданья их не о себе:
Ты лежишь, залечивая раны,
И они в той раненой судьбе.

Умирает старая деревня
Возле речки, чуть бегущей, на краю синеющей гряды,
Где леса шумят весною гуще, старится деревня у реки.
И глядит устало, равнодушно на заката гаснущий огонь…
Заросла усадьба лебедою, нету от коровника следа,
И звучит, как песня над бедою, грустная, журчащая вода.
Кое-где дымки по огородам, словно шепот по живой душе,
Верность деревенского народа дому да запаханной меже.
Умирает старая деревня, зарастают малые поля,
И гниет, не прекратив моленья, длинная жердина журавля.
Скоро у последнего колодца зацветет хрустальная вода,
И у человека оборвется ниточка земная навсегда.

* * *
Как ты, Россия, сиротлива,
И не понятна твоя дума.
Ютишься на краю обрыва
И в пропасть смотришься угрюмо.
А жизнь грозит тебе обвалом,
И все правители гнилые.
Ютятся дети по подвалам
Всегда голодные и злые…

* * *
Видно так наметила природа
В отблесках тоскливой новизны -
Перспективы нашего народа
Средь других народов не видны
Мы погрязли в непосильной драке
И никак не выйдем из неё,
Топчемся в чумном бараке
Затоптав достоинство свое.
Вся судьба - лихие перегоны
Вся судьба - усталость и тоска
Грязные, побитые вагоны,
Грусть в глазах седого старика

 

Победа
Не оседала пыль,
Чадил Берлин пожаром.
Тяжелой поступью
В броне и без брони
Шла прямо по домам и тротуарам
Уверенно Победа в эти дни.
И походили площади на свалки,
Куда свезли фашистские кресты.
Штандартов обгоревших палки
Торчали, как костлявые персты.
И вот она – святая дата,
Наполненная счастьем до краев.
Стреляли вверх восторженно солдаты,
Не чувствуя усталости боев.
Еще потерь лежали тени,
Но обнимал сосед соседа.
Неслось над нежностью сирени
Одно лишь слово мощное –
ПОБЕДА!
* * *
На зарю, подёрнутую инеем,
Черный дым ложится как загар.
Я давно не видел неба синего -
Всё бои да тлеющий пожар.
Даже солнце нас уже не радует,
Хоть пехоте с солнышком теплей,
Но глядит простреленная радуга
В чёрный лик израненных полей.
Мы не знаем, как дожить до вечера,
Нам до смерти, может, полчаса,
Но в ветвях берёзы искалеченной
Славят чётко птичьи голоса.
Посекло осколками и пулями,
Всё живое прячется в ветвях.
Не убиты, просто все уснули мы
На чужих расстрелянных полях.
Здесь заря не кажется нам розовой
И трава не шелковится тут.
Я Россию помню всю берёзовой,
Но не знал, что здесь они растут.
И не лезь с пустыми разговорами,
Кто и в чём тут, братцы, виноват.
Вся она с такими же узорами,
Да вот сок немножко горьковат.
Только что же с памятью поделаешь
Что бушует в сердце молодом?
Вижу ночью я берёзы белые,
Только те, что над моим прудом.
Только те, что за окном у матери
В тишине сторонушки родной.
Сколько здесь мы времени потратили,
Но сегодня наш последний бой.
Сколько я похоронил товарищей,
Если всех поднимешь – встанет рать
Средь боёв, разрухи и пожарищей,
Но как жаль сегодня умирать.
Все мы скоро будем позабытыми,
Все уйдём в далекие миры,
Но остались песни неубитыми
Фронтовой израненной поры.

* * *
Во глубине ржаного поля
Я, взрывом брошенный, лежу.
Ах, сколько приходило горя
На это поле и межу!
Его выталкивали кони,
И суховей его морил.
Он на кровавом небосклоне
Горячим облаком пылил...
С обугленных колосьев хлеба
Я умирающе смотрю
На опрокинутое небо
И на усталую зарю.
И нет конца людским разборкам,
А значит - горю края нет.
Колосья догорают горько,
И застилает дымом свет.

* * *
Разве наша вина в том, что мы постарели,
Потускнели глаза, и согнулась спина?
Но мы брали Берлин и себя не жалели,
Отдавая Победе все, что было, сполна.
Мы прошли, не спеша, по дорогам Европы.
Но в солдатском строю не ходили вожди.
Это наша душа отправлялась в окопы,
Под снега декабря и апреля дожди.
Обломали кресты на могилах на братских
В радость тем, кто цветов не положил сюда,
Кто карьеру лепил на крови и на бедах солдатских.
Разве наша беда, что их много всегда?
Снова где-то ветра запах смерти разносят,
И зубами вампир горло детское сжал.
Сделав хищный оскал, нож над детством заносит,
И невинный старик, с пулей встретившись, пал.

* * *
Как просто женщину обидеть, как просто милой нагрубить,
Как просто друга ненавидеть и узел дружбы разрубить.
Как просто бросить вызов миру и слово честное презреть,
И так легко, имея силу, по шее слабого огреть.
Гордиться пустотой духовной, отдаться яркости слепой,
Быть только подлости покорным и всех других считать толпой.
Попробуй быть грозе преградой и против ветра гордо плыть,
И встать с обиженными рядом, их чашу горькую испить.
Попробуй все пути прямые с друзьями поровну делить,
Поймёшь через дела земные, как трудно человеком быть!

* * *
Над рекою в полосы тумана от росы укутался рассвет.
За чертою всполохов багряных звезд далеких затаённый свет.
Глуше плещут в перекатах волны, съёжилась от холода трава,
Невозвратным наши думы полны, но не льются прошлого слова.
Жизнь к закату, как с горы телега, чаще болью бьют в бока года.
От былого быстрого разбега уж ни колеи и ни следа.
Чаще навещают зло и беды, опадают радости листы.
Надо мной одержишь ты победу, но завянут и твои цветы.

* * *
С тоской гляжу на уходящий поезд,
Как уходящей жизни вслед,
Как на прочитанную повесть,
В которой и сюжета нет.
А всё дорога и дорога,
Для встреч негаданных простор,
Где пассажиров очень много
И каждый, как живой укор
Твоей беспечности, веселью.
И взгляды едкие в затылок,
Когда над смятою постелью
Победный ряд пустых бутылок.
Вокзалы с головною болью,
Голодным комом в животе,
Взамен вчерашнему раздолью,
Забытье в тяжкой тесноте.
Билетной очереди давка,
Любви непознанной обман,
И незнакомая мерзавка,
Проверившая твой карман.
Моменты пьянки ресторанной…
И не задумывался я,
Что в этой суматохе странной
Есть скорый поезд – жизнь моя.
И пересчитываю годы,
Гудком задетый за живое,
Когда средь зимней непогоды,
Разлука дикой болью воет.

 

* * *
В лесной заброшенной глуши
Ко мне сошла ты не с экрана.
Моей страдающей души
Незаживающая рана.
Ты знала неба тесный круг,
Других не знала поучений.
Ни нуворишей потных рук,
Ни полоумных извращений.
Ты без изысканных нарядов
Как неба нежного румянец.
С тобой нельзя поставить рядом
Диором мазаных красавиц.
Такие не растут в столицах -
Средь пыльной, грязной суеты
На хищных, нездоровых лицах
Следы вульгарной красоты.
Тебя взлелеяла природа,
В ней показного ничего.
Ты дочь великого народа,
В тебе вся красота его.

* * *
Ветра отсчитывают такты,
Под переменный ритм дождя.
Ко мне стремишься через мрак ты,
Душою осень бороздя.
В пассажах ранней темноты
Порой запаздывают струны,
Минуты этой немоты
Покроет мокрый отблеск лунный.
И в эти тяжкие часы
Тоской заложенные уши
Услышат мрачные басы,
Гармонию души нарушив.
Природа борется с собой,
И что определится в мире,
Чтоб успокоить частый сбой
Её сердечной аритмии?

* * *
Опять кораблики бумажные с ручьём сражаются за жизнь.
Опять грачи, как лорды важные, о чём-то спорить собрались.
А у меня над сочинением простое четное число,
Своим внезапным появлением весне обязано оно.
И дело вовсе не в грамматике и не в героях прошлых лет,
А просто мне на математике прислала Ленка свой ответ.
Ну, тут хоть головой об стенку, ну хоть ночами горько плачь.
А ей всё шутки этой Ленке: "Дуэль соперникам назначь".
Сижу, читаю теоремы, а в голове её наказ.
И жалко мне (хоть и за Лену) - убить придётся целый класс.
Мне не до химии с ретортами и не до прочих дисциплин,
С такой влюблённостью короткою едва ли справлюсь я один.
Решил я вовсе не стреляться, зачем же лить напрасно кровь,
Ведь всяко может оказаться, проверим временем любовь.
В весеннем мареве качаются сырые профили домов,
Ну что же это получается - опять весна, опять любовь.
Опять кораблики бумажные…

Полностью  скачать  эту подборку стихов вы можете у нас на сайте по этой ссылке.

 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика