Главная Поэзия Радужная Василиса Юрьевна (Светлана Некто)


Радужная Василиса Юрьевна (Светлана Некто)

Радужная Василиса Юрьевна

Радужная Василиса Юрьевна

Этот сборник стихов называется "Брызги счастья" (2004 год). Василиса посвятила его памяти своего любимого дедушки Кинева Данила Григорьевича.

Кинев Даниил Григорьевич

Кинев Данил Григорьевич

 


 

 

"Эта книга - своего рода, путешествие во времени. И начать его я хочу стихотворением из моей первой публикации. Было это весной 1991года. Накануне я придумала себе псевдоним «Светлана Некто». Зачем 17-летней девушке понадобился псевдоним? – Мне просто хотелось обозначить начало своей творческой жизни. Ну а «Светлана Некто» – это просто Светлана, некто Светлана, одна из многих."

 

* * *

В мрачных мыслях утопая, небосвод
Затянулся покрывалом серых вод.
Лишь в проталине весенней, голубой
Светит месяц, ясный месяц над рекой.

Что за пологом творится серых дней?-
Звёзды с месяцем толкуют про людей. (...)

...Звёзды грустно потупились:
«Всё пройдёт –
Что проснулось, то однажды вновь уснёт.
Пусть побегают бесцельно по земле
Присягнувшие однажды Суете.
Тело в землю погрузится, душа – вон! –
Будет плакать и молиться нам потом.
А растраченные годы не вернуть,
Аромата василькова не вдохнуть.

1991г.

 

Помню, плывём с дедом на лодке с рыбалки – он на вёслах, а я читаю ему свои стихи. Мне 16 лет. «Ну, как?» - спрашиваю.

Он выдержал паузу.

- Это… не поэзия, не стихи, а «рифмоплётство».

- Как же не стихи?! Что же тогда стихи?

Дед не ответил - просто стал читать наизусть Есенина.

Всплеск воды, небо, тишина, покой и два голоса – дедушкин и Есенина: «Не криви улыбку, руки теребя…».

Через год я отважилась-таки прочитать деду новые стихи, вернее, «поэму». Сердце кувалдой било в колокол моей души – «бом! бом!» - очень волновалась. Дед помолчал, подумал. Потом подошёл ко мне и пожал руку: «Да, богата Россия талантами». Это был триумф, полёт, невесомость, счастье! - Тёплая, шершавая, родная рука дедушки, коричневая от рыбацкого загара, благословила меня на Творчество.

Только после этого я решилась на первую публикацию. Ну а что касается творчества – больше всего боюсь пустого «рифмачества» и позёрства.

Дедушки не стало, когда мне было 18лет, но для меня он жив – я помню его и люблю. И всегда мысленно советуюсь с ним.


* * *

Погибла душа у поэта –
Казнили её суетой.
И плакала песня
не спета,
И дух ликовал
не святой.
Поэт остаётся поэтом,
И душу сгубил не поэт –
Кто венчан неискренним светом,
Тот веру теряет в Свет.

* * *

Мне блазится Вечер
«Потухшие Свечи»,
Где плачет неистово
Царь Ад-Коса.
- Величество Спеси,
Целуйте мне плечи.
Величество, бросьте
Песок в небеса!

* * *

И вновь из «Некто» я – никто.
От солнца я ушла под тучи.
И я не знаю – кто? за что?-
Меня вдруг сделал невезучей.

1992г.

 

 

Трагибес

(трагедия века)

Купите душу за «пол-лимона»!
Она, поверьте, не так черна.
Вполне изящна, как Лиза Мона.
А как сердечна, а как верна!
Она, святая, порочна светом –
Её сорвали вчера с небес.
Эй, толстопузый, гони монету!
Поэт, ты бредишь – попутал бес.
Чего ж ты плачешь? Твоя невеста?!
Она ж бесплотна… Камена? Брось!
Эй, покупатель! – Замесишь в тесто,
Духовной пищей… Фу, чёртов лось!
Ну что, святоша, не продаёшься?
Да, нету спроса. В былую старь…
Поэт, дарю! Да чего ж ты мнёшься?
Ах, разобрался? Ну, да – я Царь.
Я здесь пролётом. Так, заскочилось –
Лечу в скандалы, вдруг слышу мат…
Она тут рядом в грязи молилась.
А ты – чистюля! Ну, прямо франт!
Да забирай же! Даёшь свободу? –
Да ты б ей крылья подмастерил.
Она ж, святая, всё прёт к народу.
Эх, вы, святоши! Бери! ...Купил?!

1992г.

clip_image002

Автопортрет

1992г.

Юность… Я не была счастливой в юности. Возможно потому, что слишком серьёзно воспринимала Жизнь и своё «Я». Только в творчестве, пожалуй, душа моя обретала невесомость, и я купалась в этом океане, балуясь красками и словами.

Когда мне исполнилось 19лет, в мою жизнь вошла Гитара. Спустя три месяца, я вышла на сцену как автор-исполнитель своих песен. Неповторимые ощущения – как первый поцелуй… по любви.

 

* * *

Бессонный вальс души!
Я утопаю в теле.
И нежный шелест слов,
И жаркой страсти стон.
Мы, неразлучные
В пылающей постели! -
Нас разлучает сон.

Украденная смерть,
Воскресни в поцелуе!
О, не будите нас!
О, пойте: «Аллилуйя!»

Траурная речь на могиле
усопшего чувства

- Фи, какая мерзость!
Отплясавший хлам.
Вы имели дерзость
Притворяться нам!
Вы бессмертный титул
Брали напрокат!!!
Краденую свиту
Прятали в разврат!
Вы в разлуке нашей
Проклинали нас…
На могиле Вашей
Проклинаю Вас.

1993г.

* * *

Усталое сонное утро
И серый занудный дождь.
А я задолжала кому-то –
Увы, то уже не вернёшь.

Бездонная глупая слякоть,
Топите бездомных щенят.
Собака, не стоит плакать…
И мокрый собачий взгляд.

* * *

Эта полночь без нас,
И спасает не нас
Тишина для двоих.
Всё не просто в ночи!
Хоть кричи – не кричи,
Я осталась одна…
для других

* * *

Ночь распятой тенью в небе –
Чернота!
Надрывается в метели суета.
На уродливых сугробах чей-то след.
Ночью кем-то позабытый стынет Свет.
Путь мой траурной чертою в никуда.
Воют жалобно и скорбно провода.

1994г.

* * *

Я вижу дно –
это больше не пропасть.
Давай возьмём горсть земли
и взлетим.
Я пыльный луч –
Завяжи меня в узел и матом
Покрой меня,
Чтобы было не так
Светло…

* * *

Чёрный приступ на окне –
Всего лишь
НОЧЬ.

Завтра
будет
ХОРОШО –

Я себе СМОГУ помочь!

1995г.

* * *

Читаю утром, словно письмена
Из Зазеркалья, на окне узоры сна –
Безмолвия палитра, ноты в чёрном
Воронами сидят на проводах
моей души.
И пусть я нот не помню! –
Я слышу карканье
в рождённых мной стихах.

Пессимизм - пейзажи серые, мысли чёрные… Смешно! В 20 лет я искренне считала, что поняла жизнь, хотя на самом деле я спутала тогда жизнь с повседневностью. Вот, например, отрывок из песни того времени:

« Я хожу без дела,
Мне всё надоело.
Может, это было,
А может – и нет.
Нам с тобой по 20,
На часах – двенадцать.
Всё давно знакомо,
Но всё – не так!»

* * *

Словно моль под облаками,
Птица по небу летала,
И затравленно сияло
Солнце.

И как будто не мешало
Мне Живое, только тени
Угнетали, и стонало
Сердце.

А ландшафт души богемной
К телу жался –
В нём твой образ внутривенно
Жить остался.

1996г.

* * *

В бриллиантах фальшивых
горбатый рассвет.
Небритое, мятое утро.
Февраль. Сумасшедший
Кунгурский поэт
Стихи посвящает кому-то.
Спина Дон-Жуана темнеет к стене
Пятном карнавальным и даже
Родным это кажется
зрелище мне –
Живое на фоне гуаши.
Назойливо кто-то терзает звонок –
Я делаю вид, что не слышу.
Тянусь к сигаретам,
гляжу в потолок –
По-моему, утром он выше.
Я думаю – чем я закончу свой век
Недолгий в сравнении с эхом?

И что за настырный ко мне человек
Звонил и звонил без успеха?

1996г.

* * *

Пещерное озеро – ты,
Утопленник солнечный – я.
В объятьях твоей темноты,
Я снова и снова твоя.

* * *

Окно запотело,
на плечи узоры тепла,
На спине твой взгляд.
И качается вечер на люстре…
Зачем я ушла?

А тени сухие, что порох,
Как змеи ползли по глазам.
Одно бы движение, шорох –
И вспыхнул бы ханжества храм!

Увы, холоднее дороги,
Что мокла с утра под дождём,
Я скользко взглянула под ноги
И тихо сказала: "Пойдем".

* * *

Ещё не выцвела душа,
Хотя уже цвести не может.
Есть у цинизма берега –
И у любви они есть тоже.

Мы пациенты у судьбы:
Кто безнадёжней – тот моложе.
В стационаре жизни ты,
А я с тобой болею тоже.

Идёт на выписку душа
Так по звериному богата
Огнём и верою в Тебя,
Больное Золото Заката

1998г.

В 22 года я поступила в пермский колледж искусств и культуры на оркестровое отделение. Это было одновременно счастливейшее и труднейшее время в моей жизни. А в 1999году получила диплом и специальность «педагог, руководитель оркестра русских народных инструментов».

Кстати, мой дедушка был музыкантом – и на баяне, и на гитаре, и на гармошке мастер, а на балалайке даже «Биттлз» играл. Когда ему было 17 лет, он ушёл на фронт и прошёл войну в военном оркестре трубачом.

* * *

Солнце жарит, время старит,
А я всё ещё в пути.
Словно коршуны летают
Двадцать пять плетей в груди.
Ветер улицу танцует,
Пыль кружится и поёт –
И мою судьбу рифмует
Жизни пыльный хоровод.

Выйду в поле, закричу:
- Будет всё, как я хочу!
Бюрократия небес, шевелись,
Пока я здесь!

1999г.

* * *

Простынь света,
Шторы темноты
Круглосуточно стирает
Прачечная Высоты.

Чистота купается
В тазике рассвета,
На ладонях солнечных
Тает мыло лета.

Брызги счастья ахают
С неба в суету…
Женщина под зонтиком
Прячет пустоту.

Любовь

Неба синего одежда –
Васильковая надежда.
Урожайна и чиста
Колосится высота.
Утро вышито росою,
Тишина…

А мы с тобою,
Отгоняя комаров,
одеваемся –
Любовь!

1999г

* * *

Мне бы птицей на страницу,
Мне бы песней в небеса,
И серебряною вицей
Стадо бурь гонять в леса!
Алый бисер по осоке
Босы ноги сеют в тень
Не напрасно – след высокий
Зацветёт.
Настанет день!

* * *

Я буду ужинать абсурдом,
Я буду плакать пустотой,
Я нарисую ледобуром
Любовь.

Как это буднично и больно –
Писать поэму Высоты.
Свет заколачивает звёзды
В глаза, мне их закроешь ты.

А ремесло сколотит рифму
И отшлифует по слогам.
Как много пафоса в улыбке,
Когда её наклеят вам…

1999

Сон

Во сне я целовала облака,
И не было во сне моём тревоги
За настоящее, грядущее – века
Лицо моё ласкали.

Во сне я танцевала с пустотой,
И падали цветы в мою корзину.
Во сне была я вечно молодой
И вечно звёзды были молодыми.

Во сне была я словно не во сне.
Мне можно было б и не просыпаться,
И бесконечно светом на Окне
Аплодисментов ярко отражаться.

…Какой стерильный мини-рай! –

Всё безупречно и по коже.
Какое счастье, что меня
Он соблазнить уже не может!

1999г.

* * *

Добро пожаловать
в поэзию весны!
В ручьях её жар-птицы
гнёзда свили.
Свои причёски рифмами завили
Здесь чудо-перья –
облачные сны.
Добро пожаловать
в поэзию весны!

Пусть всё, что прозой
жизни называют,
В ручьях поэзии весенней побывает!

* * *

Ловить за усики
лучи скользящие
Пинцетом мысли –
Настоящее.
И заплетая подсознание
лучами света,
улыбаясь в темноту,
Мечтать стихи.

* * *

Я похожа на прорубь сегодня,
На студёную прорубь любви…

* * *

Теряя притяжение любви,
Мы в невесомость попадаем.
И, отправляя в небо корабли
Надежды, о любви мечтаем.
Мы словно брошены в котёл
Опустошения, но всё же
Горит на дне его костёр
Молитвы – может, бог поможет
Вернуться
в притяжение
Любви.

* * *

Как много жизни в обуви,
хранящей тепло пути!

* * *

Искать в себе
причину снегопада,
Лопатой разгребая свои сны, -
Смешно?
А я считаю – надо
Искать в душе
рожденье снегопада
И отраженье
будущей
весны.

2000г.

Биография вдохновения

Вы помните
какое было Небо,
Когда Вам было 18лет? –

Бездонно-алюминиевое тело
Так пристально, интимно посмотрело,
Что Вы себе сказали:
«Я – Поэт!»
Потом Вы рифмовали
свои тени
И контуры
с Вселенной по ночам.
Вам даже показалось, что Вы – гений,
Способный бросить вызов небесам.
Вы бросили,
перчатка полетела
В лицо судьбе,
и расцвела дуэль,

НО

Судьба,
Вас унижая,
не сумела
Поэзию
унизить.

2001г.

* * *

Поэтизируя слезами,
Рыдая снегом января,
Душа бессонными ночами
Болела, жизнь благодаря
за боль,
за право сомневаться,
За наслаждение собой,
Способной небом восхищаться
На дыбе суеты святой.

Кусали сны,
хамили будни,
Болезнь дерзила и цвела.
Но трон её, как крест
несла
Душа,

Плывущая на судне
судьбы… -
Банальнейший сюжет! –
Душа болит –
Живёт Поэт.

2001г.

* * *

Я однажды не встану с постели
И на твой вопросительный взгляд
Я отвечу как Там говорят:
« Мы с тобою так много успели!»

* * *

Когда растают паруса
На корабле
заснеженных рассветов,
В проталине разбуженных сюжетов
Подснежные
проснутся
голоса.

И запоёт, закружит, зажурчит
Занеженная синевою фея,
Что от своих же запахов хмелея,
Счастливыми слезами голосит.

И бестолково радость выражая,
Барахтаясь в капели новизны,
Душа новорождённая, живая
Впервые грудь возьмёт
у матери-весны.

Когда растают паруса
На корабле заснеженных рассветов,
В проталине вопросов и ответов
Подснежные проснутся голоса.

Когда растают паруса…

Когда?

2001г.

* * *

Признаться, я стихи пишу нечасто
И обнажаюсь суверенно, в темноте
Не потому, что не поэт и не прекрасна –
Причина в том, что я в Пути к Себе.

Иду через овраги и болота,
Бывает, вязну месяцами, но встаю.
И лишь тогда, взлетая с эшафота,
Я воскресаю, словно Феникс, и пою.

Город Слабости

В этом городе нет боли и пыли,
Только шрамы разбитых дорог.
В этом городе ветры простыли
И свернулись покорно в клубок.

В этом городе время болеет
Без героев и без перемен.
В лабиринтах его багровеют
Гематомы истерзанных стен.

В этом городе сыро и тускло
От гниения мертвых сердец,
Разрушается статуя Солнца,
Что венчает Надежды дворец.

В этом городе так безнадежно,
Словно в самой надежной тюрьме.
Я надеюсь, пришла я не поздно –
Протяни свою руку ко мне!


Я нашла тебя в этом Закате

Вдохновения и Высоты.

Порвала на бинты свое платье,

Обнажилась до хрупкой мечты.


Этот город построила Слабость
На твоём белоснежном крыле.
Если хочешь летать, помнишь Радость,
Встань с колен! Возвращайся к Себе!

* * *

Эта ночь обычная,
для сна.
И сугробам снится не весна.
Отчего ж я вижу вдалеке
Свет в протянутой ко мне руке?

Необыкновенного нет в том,
Чтобы стать из зёрнышка
цветком,
И, шагая вверх от скорлупы,
С небом разговаривать на «ты».

Просто быть иначе не могло –
Спрятанное в будни
расцвело.

После бала проливных дождей,
Радуга сияет красивей

В шторах заблудился
лунный свет.
День растаял. Ночь.
Храпит весна…

Ничего обыденного нет
В том, что отвлекает нас от сна!

2004г.

* * *

Когда-нибудь я тоже поседею…
И встречу внуков,
правнуков,
И пусть
Они увидят как на юбилее
Стихи читает бабка наизусть!
Я научу играть их на гитаре
И сказок им без счёта расскажу.
Не продаются внуки на базаре!
«Не бойтесь старости» -
я внукам накажу.

 

Эпизоды

Да, были в жизни эпизоды!
Закаты пьяные, восходы
В обнимку с музой –
юный бред!
Болел от струн на пальцах след.

Казалось, мир перевернётся,
Когда моей души коснётся!

Потом пришла пора взросленья –
Проснулись первые сомненья.
Нужда вцепилась в волоса,
Проблемы рвали паруса
моих надежд.

Всё это было -
Пытало, но не погубило.
Спасла Любовь.
Привет, восходы!

Да…
Были в жизни
эпизоды.

2004г.

 

Песни Василисы Радужной

 


 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика

Веселые фото с сайта одноклассники. Самородки социальных сетей. Одноклассники года (60 фото.