Главная Писатели и поэты Кунгура Турицын Владимир Сергеевич


Турицын Владимир Сергеевич

image

Турицын Владимир Сергеевич

Родился в городе Кунгуре Пермской области.

Детство и юность прошли в трудные, тяжелые годы Великой Отечественной войны и в годы послевоенного становления.

 

 

Окончил Кунгурский автотранспортный техникум, затем Московский пищевой институт. Работал на машиностроительном заводе, в геолого-поисковой конторе, длительное время – на Кунгурском хлебокомбинате в должности директора.

В настоящее время – пенсионер. Имеет дочерей, внуков, правнуков

 

Память

Нам тяжко было в сорок первом

Терять родные города.

Жила страна тогда на нервах...

Раз в каждый дом пришла беда.

Мы уходили, стиснув зубы.

На землю нашу тьма легла,

Молили вслед нам милых губы,

А ярость болью сердце жгла.

Тревожный голос Левитана

Нам с фронта сводки приносил.

И в каждой сводке была рана.

Бедою общей каждый жил.

Но мы все верили в победу:

«Фашистов – ничисть разобьём!»

Минуют нас пусть злые беды.

К свободе всей страной придём.

И вот салюты загремели.

Цветами небо расцвело.

Всё чаще радостно мы пели,

Несчастье в прошлое ушло.

Мы за Победу заплатили

Мильоны жизней, реки слёз,

Чтоб люди все счастливо жили,

Счастливым чтобы каждый рос.

Сильней любить Россию будем.

Народ российский! - будь един.

Войну, вот эту, не забудем,

Честь и свободу отстоим.

О павших память сохраним.

17.02.10

Солдатская каша

Рассказ Турициной Т.Н.

Ей в 1941 году было восемь лет.

Шёл сорок первый год. Война

Бедой ворвалась в каждый дом.

Испили горечи до дна

В сраженьях тягостных с врагом.

На запад эшелоны шли,

Стучали день и ночь на стыках.

Защитников на фронт везли

Оборонять нас от бандитов.

И мой отец ушёл на фронт.

Мы ничего о нём не знали...

А что в боях большой урон -

По «похоронкам» понимали.

Соседка постучала в дверь:

«Есть весть про вашего отца»

Уж мне, пожалуйста, поверь.

О нём узнала от бойца.

На фронт сегодня отправлять

Солдат с Иренского должны,

Хотите если повидать,

То собирайтесь и пошли».

Одела мать моя пальто,

А я своё скорей схватила.

Спустились быстро на крыльцо.

Несла неведомая сила.

Мы добежали до Ирени,

Где ветхий мостик в три доски,

Но испугаться не успели,

Как быстро реку перешли.

Нас много женщин и детей

В одном потоке, на Иренский,

Шли и бежали все скорей

К той остановке деревенской.

«О, бабы! Если не успеем?!

Вдруг эшелон без нас уйдёт?

Ужель проститься не сумеем?!!

И побежал быстрей народ.

Старушки – матери отстали,

Спешили из последних сил.

Они на Бога уповали;

Помог и силы сохранил.

... И на разъезд толпа вкатилась

Усталых женщин и детей,

И каждая душа стремилась

Найти СВОЁГО поскорей.

Искала каждая своёго.

И каждый ждал своих из дома...

Я папку милого, родного

Нашла курящим у вагона.

Все обнимались, все прощались,

Писать почаще обещали...

- «Детей, себя, мать, береги...»

- - «Ты, дорогой, живой приди...»

Тут командир спросил отца

«Жена с дочуркой провожают?

А у меня два сорванца,

Но где они теперь? - Не знаю.

Друг друга, бабы, берегите.

Ведь вам не сладко будет здесь».

И, помолчав, сказал: «Дождитесь!»

Средь провожающих исчез.

Меня и мать отец обнял,

Потом поднял меня на руки,

Гудок тревожно прозвучал,

Чем сократил прощанья муки.

... И тихо эшелон поплыл.

Отец с тревогой: «Где же взводный?»

А тот к нам с ношею спешил,

Принёс для нас паёк походный.

Он сунул в руки мне брикеты,

А сам легко в вагон вскочил.

Запомнилась картина эта.

Да, чтоб Господь его хранил.

С отцом махали нам руками,

Пока был виден эшелон...

Их доброта осталась с нами.

Глубоки й до земли поклон.

Уехали мужчины наши...

От русской печки было жарко,

Вкусней не ела этой каши.

Дороже не было подарка.

Пока жива на свете буду,

Я эту кашу не забуду.

P.S: 170 -я стрелковая дивизия формировалась в деревне Балалы Кунгурского района, осенью 1941 года была отправлена на фронт с разъезда Иренский.

На Мамаевом Кургане

Здесь память, как боль, бьёт по нервам сурово.

Здесь слышны команды: «В атаку! Вперёд!»

Здесь кровью написано каждое слово,

Здесь слава народа в веках не умрёт.

Здесь музыка скорбно и тихо звучит,

Живым и погибшим в боях говорит.

А сердцу становится жутко, тревожно.

Сегодня о павших забыть невозможно.

7.08.1976 г.

Записка героя

Эта волнующая записка, написанная чернильным карандашом, была случайно найдена 16 лет спустя в 1957 г. Плотник подмосковного совхоза И.В. Смирнов обнаружил в березовом чурбане потемневшую гильзу, а в ней записка героя:

«Нас было 12 бойцов послано на Минское шоссе преградить путь танкам. И мы стойко держались. И вот нас осталось трое: Коля, Володя и я – Александр. Враги без пощады. Уже горят 19 машин. Пал ещё один – Володя из Москвы. Но танки всё лезут. И вот я один, раненный в голову и в руку. Уже горят 23 машины. Возможно, я умру. Но может, кто найдёт записку и вспомнит героев. Я из Фрунзе, русский. Родителей нет. Прощайте, дорогие друзья. Ваш Александр Виноградов. 22.2.1942».

Выяснили, что это боец 612-го стрелкового полка, 144-й стрелковой дивизии. Сражался с фашистами на 159-м км Минского шоссе. 12 бойцов подбили 23 фашистских танка.

«Молодёжный календарь 72» К. Карапетян

Плотник Смирнов обнаружил записку,

Берёзовый кряж расколов пополам.

Патронная гильза попала в сынишку,

Была в ней записка написана нам:

«Нас было двенадцать. Осталося трое:

Я – Саша, Володя и Николай.

Пред нами бескрайнее снежное поле,

Рубеж наш последний и русский наш край.

На грязном снегу, на шоссе, у обочин

Стоят уж, горят девятнадцать машин,

Но танки стреляют, идут и грохочут.

Я против армады остался один.

Остался один, а нас было двенадцать

Московских, уральских и курских ребят.

Нам тоже хотелось любить и смеяться,

Пусть танки фашистские ярче горят.

Уже двадцать третий застыл над окопом.

Развёрнута башня и пушка молчит,

Земля здесь полита и кровью, и потом...

...А сердце жить хочет и гулко стучит.

Попятили грозные танки обратно,

Не выдержав, все повернули назад.

Мне было от этого страшно приятно -

Я был передышке несказанно рад.

Использую данную мне передышку,

Пишу вам последнюю в жизни записку:

«Я родом из Фрунзе. Родителей нет.

Зовут Александр Виноградов. Привет»,

Про подвиг на Минском шоссе все забыли,

Уж много лет минуло, как один день.

Мы в памяти нашей не всех сохранили.

Не всем положили на плиты сирень.

23.02.07

Помните...

Сколько их легло в сырую землю?

Скольких нету среди нас в живых?

И поныне голосам их внемлют

Жёны, матери, подруги их.

Вот они встают, живые тени,

Молча смотрят из пустых глазниц

И уста их шепчут без движенья:

«Помните о мёртвых средь живых.

Помните! За что они погибли

На полях сражений и в плену!

Помните! За что они сгорели

В крематориях, в огне, в дыму!»

Каждый умирает в одиночку.

Даже на миру смерть не красна!

Не одеты в чистые сорочки...

Не обмыты... Не оплаканы... Война!!!

1970 г.

 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика