Главная Форум "Библиотечные фантазии в стиле Web" Чтение: опыт, проблемы, новые подходы - Библиотека для молодёжи!


Чтение: опыт, проблемы, новые подходы - Библиотека для молодёжи!

Индекс материала
Чтение: опыт, проблемы, новые подходы
ЭКСПАНСИЯ БИБЛИОТЕЧНЫХ УСЛУГ:
Рандеву с Парижем: ночь в библиотеке
Акции как форма работы с населением
Что нужно сделать, чтобы дети читали?
Концепция выставки «Сказка будет жить всегда»
Привлечение к чтению подростков
Живая библиография или в поисках жанра
Акции. Следим за ходом развития
Фестивали в пользу книги
Будет время, прочитай!
Новые подходы к проблеме чтения
Читаем Льва Кузьмина
Библиотека как центр чтения по литературному краеведению
Библиотека для молодёжи!
Чтение: опыт и новые подходы.
Библиотеки для молодежи
Все страницы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиотека для молодёжи! (Фантазии о серьёзном)

Калашникова Татьяна Фёдоровна
ведущий библиотекарь,
Юношеская библиотека г. Перми,
член Союза писателей России

Юношеская библиотека города Перми  любит фантазировать. Её к этому и статус обязывает. Однако при этом мы стараемся, чтобы наши фантазии не были эфемерны и лишь развлекательны. Ведь при всей прагматичности современной жизни именно (а, может, именно потому) к развлекательности всё более тяготеет наша культура. И потому первая наша концептуальная установка: говорить на мероприятиях с молодыми людьми о серьёзном, подавать факты (героев, события) не только по степени их занимательности, но как источники размышлений о собственной и окружающей жизни. Именно поэтому одной из ведущих тем последних лет мы выбрали тему гражданственности (во власти, обществе, литературе). Вторая, не менее важная установка: давать на мероприятиях больше возможности молодым людям говорить (анализировать, спорить) самим.
По этим принципам выстроен и творческий вечер «Неизвестной России пространство», сценарий которого мы предлагаем участникам интернет-форума в качестве нашего скромного опыта. Кроме портрета одного из крупных поэтов России, живущего в Перми, мы попытались дать участникам возможность подумать о жизни и истории России в целом, и о том, что же такое настоящая поэзия, а не те поделки, которые заполнили ныне интернет-сайты и страницы книг. При этом важно, чтобы одним из ведущих вечера и чтецами были знакомые участникам вечера молодые люди из их среды.

Неизвестной России пространство
Творческий вечер поэта Анатолия Гребнева для молодёжи


Пред началом и в паузах звучат песни на стихи А. Гребнева

1 - Добрый день, дорогие друзья!

2 - Здравствуйте!

1 - Мы сегодня собрались на творческий вечер поэта Анатолия Гребнева.

2 - Поэта очень знаменитого. Заслуженного работника культуры России. Лауреата всероссийских литературных премий – имени Афанасия Фета, имени Николая Заболоцкого, премии «Имперская культура», Литературной премии им. Алексея Решетова, дважды лауреата Премии Пермского края в сфере культуры и искусства и ещё многих, многих.

1 - И очень известного. А, по мнению не менее знаменитого Евгения Евтушенко, единственного в Перми поэта самого высочайшего класса.

2 - И с этим никто не спорит. И можно пригласить его сейчас на сюда, сказать красивые слова, поздравить с днём рождения.

1 - А также почитать его стихи, послушать песни на лучшие из них. Так всегда делается на юбилеях.

2 - Пусть это будет. Но всё-таки интересно – а как становятся такими поэтами? Почему таким поэтом стал именно Анатолий Гребнев? Мы, конечно, знаем, что для этого нужен талант. Или точнее, дар Божий. Человеку даются изначально такие способности, что он видит и слышит наш мир намного ярче, чем другие люди.

1 - Да, но поэт не только чувствует, но и передаёт нам наш мир через слово. На каждое событие, звук, цвет у такого человека есть своё, не сказанное до него никем слово; десятки этих слов; не произнесённое до него никем таинственное их соединение, похожее на музыку.

2 - И что? Каждому из нас может показаться, что у него есть такой дар. Поэтическую музыку можно рифмами организовать. Это почти каждый школьник умеет. Каждый может абракадабры нагородить и утверждать, что он поэт. И городят. Только на сайте Стихи-ру вывешены, например, произведения больше миллиона стихотворцев. Кто их читает, кроме них самих?

1 - А-а. Здесь тайна, которая открывается немногим. Поэт говорит своё, но именно то, что хотели бы сказать тысячи других людей, но не могут, не умеют, не дано им это.

2 - Что – «это»? Чувства какие-то, картины природы, просто события, всем известные?

1 - И это конечно. Только как бы объединённое в целый собственный мир. У Анатолия Гребнева этот мир можно условно обозначить как «Неизвестной России пространство». Но и этого мало. Чтобы стать таким поэтом, как Анатолий Гребнев, нужна особенная судьба.

2 - Какая такая особенная? Посмотрим. Анатолий Григорьевич Гребнев родился 21 марта 1941 года в селе Чистополье Кировской области. Закончил Пермский медицинский институт. Работал в медицинских учреждениях Кировской области и города Перми. В настоящее время заведующий отделением психиатрическ5ой больницы, психиатр высшей категории.

1 - И – закончил Литературный институт им. М. Горького. Член Союза писателей СССР и России с 1978 года. Автор 15-ти поэтических книг.

2 - И какая у него особая судьба? Конечно, на двух работах, человек, получается, всю жизнь работал.

1 – Нет, особенная судьба – это наиболее типичный для поколения поэта и для его народа жизненный путь. Но и это внешнее. Чтобы стать поэтом такого уровня, к судьбе нужна ещё душа. Такая особая душа, которая прочувствует, запомнит и расскажет близкое даже не тысячам, миллионам людей.

2 – Итак, получается: талант + судьба + душа. Давайте посмотрим, что из этого получается.

1 - Отец Анатолия Гребнева Григорий Александрович ушёл на Великую Отечественную войну в августе 1941 года. Погиб в 1942 году под городом Ржевом, похоронен в братской могиле на десять тысяч человек…
Чтец:
У этой могилы я встану –
Ну, вот и дороги конец.
И тихо я в землю врастаю:
«Ты слышишь ли сына, отец?..»

Могильные камни колыша,
Подземный прокатится гул:
«Я слышу, сынок, тебя, слышу,
Да выйти к тебе не могу».

«Отец, мне тебя не хватает,
А то бы я славил житьё.
Мой сын без тебя подрастает,
Я дал ему имя твоё».
«Сыночек, уж как ни хотелось,
Обнять мне тебя не пришлось –
Врастают в пробитое тело
Коренья могильных берёз.
Но стоит, как искрою, высечь
Живой нас из камня слезой,
Поднимутся все десять тысяч
Из этой могилы со мной».

2 - Анна Антоновна Гребнева осталась с четырьмя детьми. Провожая мужа, она несла младшего Анатолия, которому не было и полугода, на руках. У поэта Анатолия Гребнева всё конкретно: отец, с ним десять тысяч товарищей, за ними – миллионы таких же павших и миллионы военных вдов.

Чтец:
Как иконы, их лик темны,
Но сияют седые их прядки,
Потому что за годы войны
С чёрным горем спознались
солдатки.
Вот опять я в родном их кругу.
Но за общим застольем – тверёзый –
Я ни пить и ни петь не могу –
Здесь из камня бы вышибло слёзы!
Застилает глаза пеленой,
И предчувствие душу мне студит,
Будто их уже нету со мной,
Будто их уже нет
И не будет…

1 - И за этой, многомиллионной, вдовьей бедой другая беда – сиротская. Беда миллионов мальчишек и девчонок, жизнь которых началось с этой беды. И крайний её предел – голод.

Чтец:
Под опасливые вздохи
Мчимся в поле, чуть заря.
В сумки школьные гороху
Набираем втихаря.
С клеверища лезем краем,
По замежьям хоронясь.
Караулят поле – знаем.
Да поймай попробуй нас!
Для обману – как ни ловок,
Вдруг нарвёшься, попадёшь –
Красных клеверных головок
Вперемешку накладёшь.
И до дому – впробегутки,
Да с оглядками, дрожа, –
Ведь шутить не будут шутки
С нашим братом сторожа.
На деревне – голодуха.
Жарит зной, нейдут дожди.
Бригадир вздыхал Федюха:
«Недороду нынче жди».
И лепёшки в эту пору
С чёрным куколем пекут.
И гороховое поле
Пуще глаза стерегут.
Мне – шесть лет,
Сестре – двенадцать,
Нам бы из поля уйти,
Нам бы до дому добраться,
Наши сумки донести.
И сестра меня торопит –
Дома будет что поесть.
Только слышим сзади – топот!
Догоняют. Так и есть!
Мне бы скрыться, провалиться
Хоть сквозь землю от него,
Словно в сказке, превратиться
Мне в козлёночка того.
До деревни – двои гоны,
До дому – подать рукой,
Только нас он всё ж догонит
И обыщет, гад такой!
И теперь уж не до сказок.
Я от ужаса реву.
Вот с коня объездчик слазит…
Всё из сумок – на траву!
Так и вышло. Без гороха
Мы в слезах домой бредём.
Не во дни царя Гороха,
А в году сорок седьмом.
…Вдруг опять во сне затопит
Детским ужасом меня.
Убегаю.
Сзади – топот,
Топот страшного коня!

2 - И это ещё облегчённый вариант топота того страшного для России времени, когда «не вылезала из лаптей послевоенная деревня», когда:
Чернели от горя родимые стены,
Смолою слезились, жалея вдову:
Муки – ни щепотки, и дров – ни полена,
И сена, бывало – ни горсти в хлеву.
Бывало и хуже…

1 – «Но хватит об этом», – так останавливает нас сам поэт. Такое ему выпало детство. Одно из миллионов детств, которое, через прадедов и дедов помнится пока в большинстве семей России, в каждой из наших с вами семей.
И если бы Анатолий Гребнев остановился на этом плаче о Великой войне и жалобе на тяжкую долю своего поколения, он был бы конечно поэтом, но – другим.

2 – Да! В том-то и чудо его творчества, бездонность его поэтической души, что из этого глубинного плача – о мальчике, бегущем по полю, о матери с тёмным, как древняя икона, лицом, об отце, даже в могиле лежащем плечом к плечу с друзьями-воинами – о плаче по России – рождается высокая радость!
«Мы выжили всё же на том рубеже»!

1 – И в поэме «Бессмертник» он произносит, на первый взгляд, парадоксальные, но единственно верные слова:
«Если пристальней в детство вглядеться,
Никого ни за что не виня,
Не припомню я всё-таки в детстве
Ни единого чёрного дня».

2 - Это уже не только о войне, о беде, но и в целом о жизни! Можно ведь при малейшей обиде искать и всегда найти виноватых: время такое, люди вокруг плохие. А можно сказать себе: это пройдёт, другим ещё хуже, я сильный, я лучше других пожалею.

1 - Именно так! И тебе самому станет лучше! Настоящая поэзия и показывает всегда за конкретным событием, движением души человеческую жизнь в целом. А в ней есть всё, в том числе грусть, печаль и даже смерть:
«Помню, в детстве упал я в траву
И, впервые,
В беспомощном плаче,
Содрогнулся душою ребячьей:
Я узнал, что я тоже умру.

Поседел я теперь, но, однако,
Горе горькое знавший не раз,
Я бы снова об этом заплакал.
Но уже
не умею
сейчас…»

Но - от этого жизнь не менее радостна! И мы сегодня говорим об одном из самых радостных и даже весёлых поэтов России!

Чтец:
Под тальяночку со скуки
Запевал, бывало, дед:
– Где мои суконны брюки,
Где мои семнадцать лет?!
Бабка, занятая делом,
Приговаривала так:
– Вон чего хватился, демон,
Старый демон ты, демак!
И пойдёт шуметь на деда,
В оборот взаправду брать:
– Лучше взялся бы за дело,
Хватит песенки играть!
И как будто бы с обидой,
Бабку зная чем поддеть,
Покуражившись для виду,
За работу брался дед.
И бубнил, бубнил, как бубен,
Бабку что ли в том виня,
Мол, и после смерти будет
Дела ровно на три дня.
Мол, коню и то охота
Порезвиться без узды.
Мол, работы – до субботы,
А еды – до середы.

2 – Это стихотворение прямо как частушка!

1 – Конечно! Потому что Анатолий Гребнев – редкий в наше время знаток частушек. Он знает их, наверно, тысячи. Сам их сочиняет буквально на ходу, может даже говорить ими, петь под свою гармошку. Частушка, гармошка, русская пляска – одни из главных героев его поэзии.
(Вопрос в зал): а кто скажет, что такое частушка? Кто напоёт хотя бы одну? (возможны призы)

2 – (если нет ответов): Частушка – произведение народной поэзии, короткая рифмованная песенка (большей частью четверостишие) с лирическим или злободневным содержанием. Вот зарисовка Анатолия Гребнева с современной натуры.

Чтец:
Самогонки залимоня –
Чтоб всё пело и цвело! –
По Ивановской с гармонью
Развернись, моё село!

Я не знаю, как у вас,
А у нас в Котельниче –
Если дома нет ребят –
Сделают на мельниче!

Но не слышится частушка
У гулянья на краю:
Мужики – по кругу кружка –
Обсуждают жизнь свою.

- Сверху давят, давят, давят, -
Речь один ведёт с колен, -
А деревня доедает
Без соли девятый хрен!

Рвёт другой рубаху с маху:
- Мужики! Кто нас поймёт?
И в деревне жизнь не сахар
Да и в городе не мёд!

Зря ты, парень рвёшь рубаху –
Понапрасну не ярись.
Знаешь что – пошли всех на хрен,
Только сам не матерись!

Будем дальше жить, ребята, -
Хватит плакать и стонать.
Сроду не жили богато,
Значит, неча начинать!

1 – Вот такой сначала очень грустный, даже трагический, а потом разудалый поэт Анатолий Гребнев у нас получается.

2 – Он и очень современный: два в одном!

1 - Современный. Да. Только не в этом примитивном смысле. Его поэзия современна своей глубиной и интересна только серьёзному читателю. Тем, кому недостаточно прописных истин, а нравится самостоятельно открывать для себя новый мир. А мир поэзии Анатолия Гребнева для большинства современных читателей – это новый, совсем неизвестный мир, которого на земле больше нет. Он называется – крестьянская Россия 20 века.

2. – И что же здесь неизвестного? По истории всё это в школе «проходится». И почему – «нет»? И сейчас люди живут в деревнях, работают.

1 – Вот именно – работают, производят то, что все остальные едят. И как работники они интересны. А большинству людей и не интересны. Чем они могут быть интересны? Тупые какие-то люди, живут в глуши, в земле ковыряются. Мало кто думает, что, если эти люди не будут ковыряться в земле, вообще - ничего - не будет. Человечество может построить огромные красивые города, создать удивительные машины, ракеты; кажется, нет предела современному совершенствованию виртуального мира, но, если у человечества не будет еды, то и ничего не будет. А она вся из земли и от земли.

2 – И получается – люди, которые её производят – главные на земле?

1 – Получается так. В системе человеческой жизни это главные люди. И это главные герои поэзии Анатолия Гребнева.

Чтец:
Никакой я не сторонний,
Что живёт и хлеб жуёт,
И непахано боронит,
И несеянное жнёт.
- Чуру круглый год не просим.
Мочи лишь хватило бы –
С посевной до сенокоса,
С бороньбы до молотьбы.
Без работы не зазябнем,
Нет весь год пустой поры:
Рожь убрал – займися зябью,
Кончил сев – паши пары.
Всё по кругу,
Всё по кругу –
Разворачивайся друг,
С первых цветиков по лугу
И до первых белых мух.

2 – А как же другие главные герои Анатолия Гребнева – частушка, гармошка, русская пляска? Здесь работа круглый год. Кому это интересно, про работу? Да и неизвестно, непонятно – «боронит», «жнёт», какая-то «бороньба», «молотьба»…

1 – В том-то и дело, что не про работу это, про жизнь. В крестьянской жизни всё было вместе, как в одном круге: работа, беда, счастье, праздники. Целая деревня или село были как одна семья, горе и радости были общие. Это был целый мир, единый во времени, в пространстве, в гармонии человеческих отношений, когда каждый человек, без всякого уголовного кодекса, знал, что можно, а что нельзя. Когда каждый помогал друг другу, и в большом деле, и в малом. Люди жили трудно, но радостно, горько, но весело.

Чтец:
Если спичек не было – нередко –
Сам-то от горшка один вершок,
Нёс я на растопку от соседки
С углями горячими горшок.
Мать меня похвалит: «Вот и баско!
Вот и наша печка оживёт».
- Поделись, Антоновна, закваской! –
Забежит соседка в свой черёд.
На послевоенном перевале
Жили мы, расчётов не вели.
Миром всю беду отбедовали,
Горе, как могли, перемогли.

2 – Да, это хорошо, когда все вместе, и каждый другому поможет. Но это всё давно прошло. Теперь уж про спички и говорить смешно. И в полях машины работают.

1 – Конечно, прошло. Сами деревни исчезают. А с ними гармония человека и природы, труда и отдыха и многое другое. В 20-м веке в России исчезло 150 000 деревень. Страшная цифра! И процесс этот продолжается. Теперь уже и маленькие городки становятся неперспективными. Какая-то гигантомания охватила человечество. Хорошо ли это, правильно ли? Куда мы идём? Разве думающему человеку это не интересно? Анатолий Гребнев и об этом рассказывает. Ведь получается, что прошла красота, гармония. Она даже в словах, в оборотах речи, теперь почти забытых: (раскрыв книгу А. Гребнева) жнивьё, братина, полынья, суходол, пажить, свясло, суслон…

2 – (С книгой в руках): клеверища, замежья, сретенье, кулига… Непонятно. Грустно.

1 – Грустно, да. Но ведь мы говорим о том, как становятся большими поэтами и почему таким поэтом стал Анатолий Гребнев. Потому что большую правду сказал о России 20-го века. По сути, главный смысл его поэзии – это плач о крестьянской тысячелетней православной России. Концентрация этого смысла в стихотворении «На берегу пустом».

Чтец:
Болит моя душа в постылом
отдаленьи
От материнских мест –
Уж сколько лет подряд!
И вот хожу-брожу
В забытых снах деревни,
Шатаюсь по лугам куда
глаза глядят.

Смотрю, смотрю до слёз
На синь озёрных плёсов,
И упаду в траву, И памятью души
Услышу перезвон весёлых сенокосов –
Вот здесь, на берегу, стояли шалаши!
Вот здесь, на берегу,
Я костерок затеплю,
Глаза свои межу,
И в отблесках зари
Увижу, как идут,
Идут косою цепью,
По грудь в траве идут
враскачку косари.

А ведренный денёк
Встаёт, дымясь в росинках.
И далеко видать –
Цветасты и легки,
пестреют на лугу
цветочки и косынки,
А впереди – в отрыв –
Идут фронтовики.

…Вот здесь, на берегу,
В подлунном свете тонком,
В кругу встречались мы,
забыв-избыв дела.
И краше всех в кругу
была моя девчонка,
Гармонь моя в кругу
Звонче всех была!

…Как отзвук жизни той,
Которой нет успенья,
Доносит до меня, не ведая препон,
Под шелест камыша и волн
озёрных пенье,
Молитвенный распев
И колокольный звон.

И сердцем этот звон
Вдруг радостно восхитишь,
Воочью разглядишь –
до камушка на дне –
Звонит в колокола
невидимый град-Китеж
И главами церквей сияет в глубине!

Там всё родное мне!
Вон мать идёт с причастья.
Вон сверстники в лапту играют
Под крыльцом.
А ближе подойди –
расслышал бы сейчас я.
О чём на пашне дед беседует с отцом.

Он только что с войны.
Он был убит под Ржевом
И на шинели след
от пули разрывной.

Он с дедом говорит –
Дед озабочен севом.
И вот сейчас отец
обнимется со мной!

И вся деревня здесь,
И вся родня – живая!
И вот уже поёт
И плачет отчий дом!..
На берегу пустом,
лица не открывая,
Сижу и плачу я
На берегу пустом…

2 – Да-а… Но ведь это неправильно – только плакать!

1 – Конечно, неправильно, но поэт ведь не только плачет. Он рассказывает об этом ушедшем мире во всей его полноте, в любви, радости, И главное - вере! А мы за такое короткое время смогли рассказать совсем немного о большом поэте и духовно красивом человеке – Анатолии Григорьевиче Гребневе. Только о самой главной теме его творчества, без которой он не был бы поэтом такого высочайшего класса.

2 – А можно бы бесконечно говорить о его стихах о природе, о любви к малой родине – селу Чистополье, о матери, о женщине, о друзьях, которые у Анатолия Григорьевича по всей России.

1 – О том, как умеет он дружить, как всегда приходит на помощь ближнему, как поёт под свою гармошку сотни частушек и десятки русских старинных песен, сколько песен написано на его стихи.

2 – С каким уважением относятся к нему в больнице 400 его подопечных, как любят его стихи в больших городах, сёлах и самых маленьких деревнях России и Пермского края.

1 – Этот рассказ может быть бесконечным. Но лучше мы попросим самого Анатолия Григорьевича прочитать его программное стихотворение «Россия».
Итак – Заслуженный работник культуры России, поэт, лауреат премии «Имперская культура», литературных премий им. А. Фета, Н. Заболоцкого, А. Решетова – Анатолий Григорьевич Гребнев. Встречайте!

Гребнев:
По колокольной гулкой сини,
По ржанью троечных коней –
Как я тоскую по России,
Как горько плачу я по ней!

По воле той,
По той свободе,
Когда,
Как в спелое зерно,
Природы дух
И дух народа
Сливались в целое одно!

По той, что гибла,
Воскресала,
Кипела,
Пела
И цвела,
Когда в согласьи с небесами
Её сияли купола.

Тысячелетнее величье
В глухое втоптано быльё –
Святой обряд,
Живой обычай,
Её уклад
И лад её.

Эй, братья-русичи!
Славяне!
Все, в ком душа ещё жива –
Неужто с вами мы завянем,
Как прошлогодняя трава?

Я верю, верю –
Невозможно
Таких и нынче перечесть,
Кто любит Родину неложно,
В ком честь
И совестливость есть!

И возродить нам хватит силы,
Соединившись на краю,
Из разроссиенной России –
Россию кровную свою!

Звучат песни на стихи А. Гребнева

 



 
Интересная статья? Поделитесь ей с другими:
Поиск по сайту
Опрос
Кунгур - это город ...
 
Авторизация



Яндекс.Метрика